Хлыст предполагал, что яд подействует сразу. Но в первые секунды ничего не происходило. Сладкий вкус во рту усилился, став приторным и вязким - вот и все последствия. Когда Ратмир схватил за руку и что-то прокричал в лицо, жрец хотел ответить. Хотел, но не сумел. Мир качнулся, а затем закружился в бешеном круговороте.
- Зачем? И что ты хотел доказать? - причитал молодой некромант, пытаясь удержать обмякшее тело Хлыста.
Учитывая не слишком внушительные физические данные, давалось это не так легко. Тем более, что жрец потерял сознание, так и не выбравшись на твёрдую тропу, отчего болотная трясина продолжала затягивать его вглубь. Только очнувшиеся от первоначального потрясения товарищи спасли ситуацию. Совместными усилиями им удалось вытащить бессознательное тело жреца на более-менее твёрдую поверхность. С момента снятия повязки Хлыстом до этого момента прошло не больше минуты. Но как же сильно изменились обстоятельства!
Во-первых, мокрая ткань, успешно спасавшая ранее, внезапно утратила свои защитные свойства. Отовсюду, где находились имперцы, доносился кашель, негромкие ругательства, хрипы. То один, то другой солдат падал на колени или вовсе плашмя, сотрясаемый судорогами. Эффект вражеского заклинания оказался до безобразия сильным. Во-вторых, издалека, со стороны берега болота, к которому они шагали, зазвучал глухой рокот множества барабанов. Не оставалось сомнений, что враг собирался перейти в решительное наступление. Что, учитывая состояние большинства имперский бойцов, привело бы к однозначному результату.
- Не мешай! Твой Свет сейчас делает только хуже! - прикрикнул Гирам на подбежавшего Владислава, который сразу попытался подлечить потерявшего сознание друга. - У нас и так мало времени!
Жрецу пришлось отступить. Тем более, что он и нутром ощущал бесполезность собственных усилий. Стиснув зубы и сжав кулаки, Владислав превратился в стороннего наблюдателя…
Гирам не любил сюрпризы. В жизни восставшего они случались довольно редко, и всякий из них порождал целую череду неприятных событий и поворотов судьбы. Именно поэтому некромант старался предусмотреть все возможные варианты будущего и подготовиться к ним. К чести Гирама, очень часто такая предусмотрительность приводила к положительному результату. Со временем осечки случались всё реже, но полностью избавиться от них, к сожалению, не получалось.
- Наблюдаю некроз пальцев на левой руке! - лихорадочным шёпотом выпалил Ратмир.
- Аналогично на правой, - более спокойным тоном, в котором, тем не менее, проскальзывали нотки нарастающей паники, поддержал его Малыш. - Что делать будем?
Вопрос был адресован восставшему. В их тройке именно Гирам отвечал за выработку стратегии. Не обладая талантами в некромантии, он хранил в голове информацию о самых разных вещах, что позволяло найти выход даже в самых тяжёлых ситуациях.
- Что делаем? - повторил вопрос хадаганец, обернувшись и посмотрев на Гирама.
Восставший стоял, не шевелясь и не моргая. Внешняя неподвижность была полной противоположностью внутреннему состоянию. В голове мелькали мысли, вспыхивали и гасли десятки идей, гипотез, методов поведения. Ни один не подходил!
- Некроз распространяется вверх. Через минуту дойдёт до локтевого сустава, - снова доложил Ратмир.
Молодой и самый талантливый из всех, некромант ощущал нарастающее чувство собственной беспомощности. У него не было абсолютно никаких мыслей, как можно справиться с магической отравой. Стандартные методики, вызубренные в Академии, уже были проверены и показали свою несостоятельность. Кем бы ни были создатели этого сладкого яда, они работали в совершенно неизвестной манере.