Форум - "Аллоды Онлайн" - Найан. Груз тысячелетий
     Ответить в теме
Показано с 1 по 3 из 3
  1. #1
    Аватар для Gilltias
    Комьюнити-менеджер Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию Gilltias имеет безупречную репутацию
    Регистрация
    06.04.2022
    Сообщений
    370
    Репутация
    2632

    Найан. Груз тысячелетий

    12 февраля 2672 года от Сотворения Мира
    Как я рад, наконец, оказаться здесь, в столице, обучаясь в академии Ардебрига, всемирном центре искусства и науки.
    Немного о себе: будучи потомком одного из наших королей, я отделён от прав на престол десятком других родичей. Впрочем, власть меня никогда не интересовала. Истинной моей страстью всегда были книги. Читая всё, до чего мог дотянуться, я изучил всю библиотеку моих родителей, включая не только эльфийские труды, такие, как «Власть Оберона», повествующие о дворцовых интригах, разразившихся, когда ныне Великий Маг, а прежде король, отказался от короны
    Или, например, я прочитал «Тайны ночного Кэр-Иса», повествующую несколько фривольную историю об эльфийке, которую преследует кровожадный волколак, а также освоил труды, описывающие жизнь иных рас, такие, как «Нефертити и Эхнатон: во имя любви», достаточно забавную историю написанную очевидцем в последние дни существования Хикута.
    Мне достались даже труды вроде «Механизация. Том 3», наполненные отвратительными подробностями описания того, что делал с собой этот народ в попытке обрести бессмертие.
    В моих странствиях по строчкам пыльных трактатов моей верной соратницей была моя кузина, если быть точнее, то троюродная сестра, Элинед.
    О, Элинед, даже сейчас, когда я пишу эти строчки, я вижу твой точёный профиль, склонившийся над новым фолиантом.
    Ты разделяла со мной мою страсть, поглощая со мной эти знания. Именно этот путь и привёл нас сюда.
    Действительность превзошла все мои ожидания, библиотеки Кэр-Иса превосходят всё, что мне доводилось видеть до сих пор. Такое множество фолиантов, гримуаров и инкабул заслуживает самого пристального изучения. Но за что взяться в начале?
    Без плана я обречён быть погребён под горой несистематизированной информации, поэтому очень важно продумать то, чем мы займёмся в первый раз. Хочу обговорить это с Элинед, она всегда отличалась строгостью суждений и рациональным подходом.
    В остальном, жизнь проходит как обычно, я был представлен нашему королю, моему дальнему родичу. Правление Дернье началось не столь уж давно, сразу после пресечения предыдущей династии Велюнд, из которой происходит тот же Оберон, отказавшийся от трона.
    Столица полна и других знатных родов, многие из которых кичатся своей древностью.
    Здесь, казалось бы, можно перейти к обсуждению политики, отношению с другими эльфийскими Домами, основавшими собственные государства, однако, я нахожу данную материю довольно скучной.
    Причины этого просты - границы Айрина надёжно закрыты магическим барьером, а те, кто сейчас пребывает в столице - это по большей части золотая молодёжь, не знающая чем себя занять. И что они могут сказать о тех, кто обитает снаружи?
    Мы же, защищённые силами наших предков от любого вмешательства извне, существуем по большей части в блаженном неведении. Всё, что нам остаётся - это книги.
    Что ж осталось найти Элинед, чтобы обсудить наши перспективы, то чем мы хотим заняться в ближайшие время. Странно, но моей кузины давно не видно...

    1 июня 2672 года от Сотворения Мира
    О, какой несчастный день! Даже не думал, что подобное может когда-либо случиться.
    Моя Элинед, что же произошло с тобой? Как ты могла отказаться от наших идеалов, от всего того, о чем мы с тобой мечтали, о том, что мы обсуждали так долго в нашей библиотеке?
    Столица - прекрасное место для всех кому дороги знания, но и здесь хватает таких гибельных мест для тех, кто поддастся соблазнам лёгкой жизни, полной сиюминутных удовольствий и пустых развлечений.
    Я застал свою кузину в одном из таких заведений, носящее имя, о, великие силы, «Кнуты и цепи»... Там она веселилась, плясала и пела, в компании каких-то оболтусов из числа тех самых молодых представителей благородных Домов. Я лишь в изумлении взирал на то, как та, кого я почитал умнейшей из женщин этого мира, целовалась в засос с какой-то синеволосой вертихвосткой, одновременно с этим подставив расшнурованный корсаж одному из хлыщей.
    Мне просто не хватало слов от подобной картины, и лишь подождав и отдышавшись, я взяв себя в руки, твёрдым шагом направился к весело смеющейся кузине. Схватив её за рукав, я увлёк её в сторону для разговора. Здесь, надо признаться, выдержка мне отказала, и я от души накричал на Элинед, выразив всё своё возмущение.
    Я высказал ей всё, что думаю о её поведении, она высказала всё, что думает о моём. Так слово за слово, мы добрались до весьма не изящных оскорблений, когда поняли, что на нас смотрят все, кто был в зале. Напоследок я получил хлесткую пощёчину, после чего не нашёл никакого иного выхода, кроме как удалиться. В гневе я шёл по узким улицам Кэр-Иса, сам не понимая, куда именно я иду.
    Мой гнев был безграничным, ведь меня предала та, кого я считал своим самым надёжным союзником, та, кого я зрел рядом с собой в будущих наших делах.
    Внезапная мысль посетила меня, словно вспышка молнии. В чем дело? Почему мы, эльфы, таковы? Большинство из нас не видит для себя ничего иного, кроме как жизни в бесконечных удовольствиях, но ведь так было не всегда. Когда-то наши предки вели долгие войны с окружающим нас миром, желая сделать это королевство самым безопасным и прекрасным местом в мире. Они были куда сильнее, чем мы, и жили в куда более опасные времена. Их труды не канули в никуда безвозвратно, они и поныне окружают всех жителей королевства.
    Но их потомки стали куда более слабыми. Изнеженными. Безвольными. Но в чем причина? Что произошло с моим народом, что он так изменился? Ответов у меня не было, не было их и в тех книгах, что я прочёл прежде. Прошлое в них всегда уподоблялось забытому сну, от которого остались смутные ощущения. Почему мы забыли, откуда мы взялись? Почему никакие из наших исторических трудов не касаются ничего, что старше нескольких веков? И кто знает правду? Великие Маги? Я даже не могу сказать с уверенностью сколько им самим лет, но знаю, что ныне они бессмертны...
    Теперь всё это мне казалось гораздо важнее, чем легкомысленная кузина.

    13 июля 2672 года от Сотворения Мира
    В поисках ответов на свои вопросы, я отправился в королевскую библиотеку. Как дальний родич короля, я имел полный доступ ко всем, даже самым древним архивам. Впрочем, были ли эти архивы? Сопровождающий меня камергер, которому было поручено оказать мне должную помощь, отпер давно закрытые двери, которые, похоже, не открывались уже десятки лет, если не больше. Я очутился в пыльных комнатах, где на древних столах в беспорядке были сложены кипы бумаг. Какой разительный контраст с тем, в каком порядке содержится главные залы, набитые развлекательной, любовной и магической литературой. Прошлое эльфов было надёжно забыто.
    Сев за один из столов, я принялся разбирать бумаги. Действительно, частью передо мной были старые хроники, частью записи о нуждах дворца. Но и то, и то было крайне важным. Увы, чем дальше в прошлое, тем ненадежнее его следы. Выцветают чернила, осыпается клочками бумага, от свидетельств того, что было, остаётся только прах.
    Поняв, что работа предстоит долгая, я решил испросить аудиенции у короля. Положение его дальнего родича имело свои преимущества, и я намеревался ими воспользоваться.
    Что ж, моя затея увенчалась успехом. Мне удалось, как поступить в Ардебригу, так и получить должность придворного историка. Когда я изложил королю свой план, лица у окружающих вытянулись. Теперь, видимо, меня считают чудаком, если не сказать хуже. Но я намерен шаг за шагом разобраться в нашей истории, ведь кто мы без того, что определило наш путь в прошлом?
    Каждый день я проходил обучение у мастеров магического искусства, каждый вечер я отправлялся в отданное мне крыло королевского дворца и разбирал доставшиеся мне архивы.
    Я очень быстро прослыл весьма странным эльфом, отказывавшимся от привычных удовольствий и развлечений. Мне присылали приглашения на Балы, я выкидывал их в мусорную корзину, меня звали на очередной важный обед, я пожимал плечами и возвращался к своей работе. Моя кузина, насколько я понимал из перешептываний своих однокурсников, стала весьма популярной персоной, пользовавшейся всеобщим обожанием, но мне было всё равно. Я не искал встречи с ней, а присланные ею письма просто сжёг не читая.

    2 февраля 2674 года от Сотворения Мира
    Так прошёл год, а за ним ещё один. Закончив с королевским архивом, я попросил короля, чтобы он обратился с приказом к нашим Домам, чтобы те привезли все свои старые рукописи и прочие бумаги в новую организованную мной библиотеку.
    Ему подчинились без каких-либо возражений, сочтя это весьма странным капризом. В большинстве своём мои сородичи продолжали игнорировать то, что я делал, но у некоторых всё-таки возник интерес. Сама по себе история всё ещё представлялась им скучной, но они находили в ней идеи для своих произведений, вдохновлялись тем, что было там описано, придумывая новые картины и архитектурные планы, искали средство решения старинных тяжб.
    Мои занятия магией шли успешно, я быстро миновал степени посвящения в адепта и аколита, став, наконец, магистром. Всё свободное время я продолжал тратить на библиотеку, понемногу перейдя от упорядочивания старых рукописей к составлению собственного труда. Но на этом пути возникло немало затруднений прежде всего потому, что наша история оставалась трагически неполной. Лишь обрывочные сведения были свидетельством того, что происходило до Преобразования. Я оказался в тупике, из которого пока не видел выхода. Чтобы связать разрозненные нити истории воедино, мне нужно было найти того, кто знал больше.
    В этих мрачных думах я шагал по залам своей библиотеки, пока мой взгляд совершенно не случайно не упал на одного из посетителей, вернее, посетительницу, склонившуюся над одним из томов. Самым необычным было то, что это не была эльфийка. Передо мной, со всей уверенностью, было дитя человеческой расы. Золотисто-рыжие волосы, тонкие черты лица. Она была по-своему красива. Я решился поговорить с ней.
    «Добрый день», - присев за тот же стол, я поздоровался. – «Быть может, я чём-то смогу вам помочь? Дело в том, что я - королевский библиотекарь, и со всей скромностью, замечу, я лучше, чем кто-либо знаю о содержании данной библиотеки».
    Она подняла на меня свои зеленые глаза. Красивая, она обладала не той идеальной красотой, которая отличала эльфов, но в тоже время от неё веяло чем-то юным, свежим, необычным.
    Человеческая девушка, заметив интерес в моих глазах, улыбнулась.
    «Привет. Да, быть может Вы мне могли бы помочь. Меня сюда прислала волшебница Мэйвэ, хранитель Рахл-Улрира. Мне хотелось бы найти сведения о собственном прошлом».
    Наверное, на моём лице отразилось моё смятение и непонимание, так что девушка поспешила пояснить:
    «Моя проблема в том, что я не помню своего прошлого. Живу не первую сотню лет, и, видимо, бессмертна, но ничего не знаю о том, откуда я или кто мои родственники... Если в вашей библиотеке есть какие-то сведения, то я хотела бы их получить».
    Действительно загадка. Я задумался. Наша история полна смутных легенд о древних героях, о воителях старины, о странниках, бродивших по миру... Быть может, есть что-то и об этой волшебнице. Я кивнул, собравшись с мыслями.
    «Я помогу вам. Думаю, вместе мы сможем разгадать эту тайну. Но... Как мне обращаться к вам?»
    Она чуть наклонила голову набок:
    «Меня называют Вьюнком».

    9 сентября 2678 года от Сотворения Мира
    Чем дольше мы живём, тем меньшую власть имеет над нами время. Года убыстряют свой бег, один, другой, третий... Я сам не замечал, как они бежали. Оглянувшись назад, я понимаю, что это было самое счастливое время в моей жизни. У меня было любимое дело, была та, кто меня понимал, не было никакой ответственности. Я просто жил и наслаждался этим.
    Вьюнок оказалась хорошей помощницей. Вместе с ней мы проделали немало, разобрав все архивы, какие только были в Айрине. О нас шептались почти открыто, но я не обращал внимание. В отличие от многих представительниц моей расы, эта вечно юная чародейка была куда как умнее и проницательнее.
    Я пытался помочь ей всем, чем мог, но в данной ситуации она сделала намного больше, чем я.
    В её памяти были чудовищные прорехи, созданные магией такого порядка, что страшно даже представить. Первым её воспоминанием было какое-то смертное поле, и, если я понял её верно, это была та самая бойня, в которой погибли последние из хикутцев.
    Вьюнок не могла рассказать, что именно там произошло. Она помнила лишь странное ощущение чудовищного мрака, дыхание самой смерти. Она смогла что-то сделать, чтобы эта зараза не распространялась дальше, а после похоронила всех павших, оттащив их подальше от зловещей Пирамиды. Особенно ей запомнился один из погибших, молодой воин в белой маске. Она смогла перетащить их в пустые гробницы, а затем запечатала её магией.
    Потом она отправилась на север. Встретила много необычного по пути, побывала в городе высоко в горах, с множеством высоких башен, где жили какие-то несчастные люди, бежавшие от непредставимого чудовища. Она поверила им, и прошла искать монстра, желая избавиться от него навсегда. Но при встрече с ним снова почувствовала ту же тьму, и, испугавшись, убежала.
    Она долго странствовала по горам, видела, как на руины заброшенных городов приходят новые жители, жила вместе с ними, потом покидала и шла дальше. Так было, пока её путь не пересекся с Великими Магами. Но те повидали немало, и ничему особо не удивляясь, отправили её дальше. Так она очутилась в Айрине.

    11 ноября 2688 года от Сотворения Мира
    Годы шли, а мы всё очевиднее понимали, что рано или поздно нам придётся покинуть Айрин. Он был слишком безопасным, слишком постоянным и слишком сонным. Настоящая история творилась за его пределами. Я достиг здесь всего, чего мог достичь, и пора было двигаться дальше. Вместе с тем, я понимал, что, скорее всего, наши дальнейшие пути разойдутся.
    Я был близок к тому, чтобы завершить свой труд, и сидя у камина, Вьюнок читала вслух из него отрывки:
    «Я не могу поручиться за точность приведённых мною сведений. Как тёмная река струится время, и начало истории скрыто в её глубинах. Многое было позабыто, а ещё больше - утеряно. Нам остались лишь обрывки старых документов и смутные воспоминания о том, что было».
    Я сидел и слушал, как она читала. Прошлое всегда было для меня загадкой, и я чувствовал, что эта тайна является чём-то судьбоносным для всех нас. Вьюнок говорила о прошедших годах, об иных народах, о прошлом, в котором было так много неизвестного.
    «Таким образом, после Изменения история эльфов началась заново. Прошлое осталось позади, став полузабытым детским счастливым сном. Эльфы, проснувшись, начали свою жизнь почти с чистого листа. Они старались забыть былые стремления, всецело отдавшись настоящему. Их больше не интересовали деяния предков, былые подвиги и хроники Войны за Красоту. Всё это стало бессмысленным и не нужным.
    Вот почему в истории мира и истории эльфов так много белых пятен. Но это всё, что у нас есть, и нет никого, кто мог бы рассказать о прошлом более чем древние эльфийские рукописи моей библиотеки, коих сохранилось так мало».
    «Мэйвэ могла бы», - задумчиво сказала Вьюнок. – «Если она ничего не знает о моём прошлом, то это не значит, что она не знает ничего о вашей истории».
    «Возможно», - заметил я. – «Стоит с ней об этом поговорить».
    «Ты должен с ней поговорить», - сказала она. – «Сама судьба ведёт тебя по этой тропе».
    «А что ты?» - понимая, что она права, спросил я.
    «Буду двигаться дальше. Мир велик, и я не была ещё во множестве мест. Хочу отправиться на север. Говорят, за морями есть и иные земли. Покрытые льдами, населённые совсем иными народами».
    Наутро мы покинули Кэр-Ис, направившись через лес к магическому барьеру, что отделял Айрин от остального мира. Стражи пропустили нас беспрепятственно, а весть о моём отбытии королю донесёт посланное мною письмо. Я не знал, сколько буду отсутствовать.
    Наконец, расставание стало неизбежным - дорога ветвилась, и наши пути также должны были разойтись. Мой вёл на юг - к Улриру, её на север - к канийским портам на побережье.
    Мы обнялись.
    «Обещай мне», - сказала она. – «Когда-нибудь выполнить мою просьбу».
    «Мой Дом, в лице меня, клянётся своей честью. Чтобы не случилось, ни боги, ни стихии, ни духи загробного мира, не остановят меня от исполнения долга», - я церемонно поклонился перед ней, и она расхохоталась. На том мы и расстались.

    23 декабря 2788 года от Сотворения Мира
    Возможно, мне следовало рассказать о моём путешествии к башне Рахл-Улрир, первой встрече с Великой Волшебницей Мэйвэ и подробностях нашего разговора, однако, есть вещи, которые не стоит доверять бумаге.
    Важно лишь следующее: она пригласила меня стать её учеником. Что ж, надо признать, я и сам раздумывал о том, чтобы попросить кого-то из Великих Магов взять меня в ученики, но даже не мог мечтать, что подобное предложение будет исходить от того, кто входит в Совет Конклава. Здесь стоит пояснить: таких магов всего семеро, хоть число самих Великих и гораздо больше.
    Рахл-Улрир - одна из Башен Великих Магов, каждая из которых носит название местности в которой расположена, и каждая из которых стоит на пересечении лей-линий, опоясывающих наш мир. Разумеется, построить башню можно только на земной тверди, поэтому каждое из таких пересечений, в конечном счете, обзавелось своей башней, кроме разве что совсем далёких и неудобно расположенных.
    Само же слово «Рахл» в переводе и означает «волшебная башня». Слово это пришло из одного из новоэльфийских языков, чрезвычайной популярности которых, мы обязаны множеству современных имён и названий. Группа эльфийских поэтов и писателей ещё до Изменения озаботилась «красотой языка», и, сочтя нашу обычную речь не слишком изящной, рьяно принялась изобретать собственные языки, один другого замысловатее.
    Мода на них распространилась чрезвычайно широко, затронув не только эльфов, но и людей. Отсюда все эти вычурные имена и названия, подчас не имеющие смысла.
    Рахл-Улрир - ближайшая к Айрину из волшебных башен, фактически закрывающая подступы к нему. Южнее её расположен Рахл-Уллах, а за ним уже идут канийские земли. История появления этих башен чрезвычайно удивительна. Ничего подобного не существовало во времена до Изменения, однако, когда эльфы проснулись и принялись осваивать мир заново, они наткнулись на ряд башен расположенных в центре континента. В какие-то из них удалось со временем попасть, но не удалось ничего узнать ни о том, кто их воздвиг, ни о том, для каких целей. Впрочем, со временем в башнях были найдены спрятанные артефакты необычайной силы. Высказывалось мнение, что эти строения были воздвигнуты джунами, перед самой своей гибелью, но по своей архитектуре башни не походили на что-то создаваемое ими прежде. Более того, каждая из них была создана в своём собственном стиле, совершенно не похожим на иные.
    Всего башен было найдено около десятка, входы в часть из них были взломаны ещё до того, как их нашли эльфы, но большая часть осталась невредимой. Удалось узнать, что их стены защищают необычные чары, делающие башни весьма устойчивыми к внешнему воздействию. Всё это привело к тому, что каждый из членов Конклава поспешил занять собственный Рахл, начав его планомерно изучать. Со временем число магов росло, и тогда они принялись строить собственные башни, по образу и подобию этих.
    Впрочем, Рахл-Улрир как раз относится к тем Рахлам, что появились изначально. Мне весьма любопытно находиться здесь, хоть я знаю, что за прошедшие столетия она была исследована вдоль и поперёк, кажется, что она до сих пор скрывает какие-то тайны, неразгаданные загадки...
    Пару слов о хозяйке: Великая волшебница очень мудра, хоть по её виду и нельзя сказать, что она намного старше любого из тех, кого я знал прежде. Она принадлежит к ветви давно исчезнувшего Дома Морран, сведений о котором почти не сохранилось.
    После того, как уже несколько недель пробыл в башне, она удостоила меня беседы и сообщила, что моё обучение начнётся уже очень скоро. И хоть я готов к новым познаниям, я понимаю, что в таком деле - важно терпение.
    Пока мне остаётся лишь исследовать саму башню и её библиотеку. Здесь не так уж много других эльфов, а среди слуг нашей Владычицы я встретил и людей. Если я верно понимаю, то многие из прошлых учеников Мэйвэ сейчас пребывают в иных владениях эльфов. Увы, до сих пор я мало интересовался современной политикой в силу занятости в моём архиве, и кроме того, в Айрин почти не приходит новостей. Мои сородичи надежно укрыты барьером от любых горестей внешнего мира и им нет дела до того, что в нём происходит. Но, насколько я теперь знаю, Конклав на самом деле активно включён в текущую политику, взаимодействуя с людскими магами.
    Остаётся лишь узнать подробнее о том, что мне было доселе неизвестно. Возможно, текущее состояние дел позволит мне лучше понять события прошлого.

    20 декабря 2689 года от Сотворения Мира
    Что ж, с начала моего обучения прошёл год, и я могу признать, что действительно много достиг за это время. Самым грандиозным из всего, конечно, стоит признать само знакомство с Мэйвэ, этой чарующей волшебницей, словно вышедшей из времен, которые продолжают влечь меня к себе даже сейчас. Чувствуя себя отсталым воином древних ратей, я прекрасно понимаю тех, кто в своё время совершал безумства ради её васильковых очей и златых локонов.
    Некогда моим народом двигало понятие красоты, и в самом начале своей истории они не желали идти на какие-то компромиссы. Стремясь к абсолютному совершенству, они создали магию, познав сокрытые тайны этого мира. До Изменения магия была уделом самых лучших, отбор был строг, а наказанием за ошибку была смерть.
    Эльфы стремились изменить мир, избавив его от любого Уродства. Неудивительно, что мои соплеменники из этой эпохи многократно превосходят нас, тех, кто пришёл вслед за ними. И моя учительница, само собой, является воплощением всех тех достоинств, которых можно ожидать от эльфа тех времён.
    Вместе с Мэйвэ мы погрузились в тайны высшей магии, даже таких запрещенных разделов, как магия разума или некромантия. Подобные знания необходимы, чтобы в первую очередь противодействовать иным магам, практикующим подобное. В Айрине действуют строгие запреты против тёмной магии, но здесь, в остальном мире, ограничения куда как слабее. Как объяснила моя учительница, совсем недавно Конклав столкнулся с ситуацией, когда ряд магов из числа людей, обратились против своих сородичей. Ими овладела некая сила, и лишь усилия всего Конклава, позволили справиться с ними. Сейчас моя учительница, и другие Великие Маги, заняты тем, что определяют какие именно знания стоит передавать другим, а на какие нужно наложить строгий запрет.
    Мне оказано величайшее доверие в том, что мне позволили оказать помощь Совету Конклава в этой работе. Сейчас, когда единство Совета разрушено отступничеством людского мага – Незеба, нам всем стоит быт настороже.

    5 сентября 2690 года от Сотворения Мира
    Удивительно, теперь я прибыл в земли людей, в обучение к Великому Магу Скракану, владыке Рахл-Умойра. Дорога в этот лесной край была довольно долгой, хоть и довольно безопасной. Королевство Умойр – одно из множества людских владений, лишь формально подчиняющихся власти Императора Валира. Насколько мне известно, несколько эльфийских Домов также нашли приют на землях Скракана, так что мне будет весьма любопытно пообщаться с сородичами. Возможно, то, что мне удастся узнать у людей и эльфов, удаленных от Айрина, позволит мне завершить мои «Летописи минувшего».
    Скракан – удивительный человек. Видом своим он уже преклонных лет, что типично для людей, которые в течение своей жизни медленно стареют, однако, как и другие Великие Маги – он весьма мудр и наблюдателен. Он сразу ухватил суть моих просьб и был ко мне весьма благодушно расположен в течение всей нашей беседы. Скракан поведал мне о сути дела, с которым к нему меня направила Мэйвэ. Изначально, после войны с орками, людские маги взяли множество учеников, желая быстро увеличить число Великих Магов, однако, со временем выяснились недостатки такого подхода.
    Сейчас Конклав думает провести собрание, чтобы выработать новые правила для тех, кого обучают члены Конклава. Видимо, каждому из Великих Магов будет разрешено обучать не более одного ученика одновременно. Кроме того, будет усложнено получение самого звания Великого Мага, и тест, который должен будет пройти кандидат – станет сложнее.
    Скракан показал мне свои астрономические приборы. Старик весьма увлечен проблемой изучения так называемых «внешних миров», и если я правильно его понимаю, то он считает, что между нашим миром и другими есть некая связь. В Ардебриге подобные теории считали сугубо умозрительными, но Скракан подводит к своей версии некие наблюдения. Из его карт рисуется интересная картина – похоже, наша полярная звезда и окружающее её созвездие из двенадцати звёзд могут быть связаны с векторами поля лей-линий, замкнутых на полюсах нашего мира.
    Точнее он мог быть сказать, только когда снарядит экспедицию на один из крупных островов, расположенных в приполярной области. Этот архипелаг достаточно близко к нужной точке, однако, подобное мероприятие нуждается в длительной и основательной подготовке. Его заселяют весьма необычные расы, чьи тела покрыты шерстью, а животные там куда крупнее и опаснее тех, что живут на Йуле.
    Увы, текущие дела не дают ему возможности заняться этим вопросом. Людской Конклав нуждается в руководстве, как никогда.

    7 января 2743 года от Сотворения Мира
    Мой труд, посвященный истории эльфов закончен. Впрочем, не закончена сама история, а, следовательно – нам ещё есть о чем рассказать. Пусть королевство Айрин и замерло в сонном забытьи, есть еще множество других государств – как людских, начиная с самой Империи Кания, так и эльфийских, основанных теми, кто покинул родные края.
    Под мудрым руководством Конклава, в котором объединились как маги эльфов, так и людей, эти государства в будущем могут достичь весьма многого.
    Ныне я тоже вхожу в число Великих Магов, ведь я прошёл тест, исполнил все необходимые ритуалы, и стал владельцем собственной башни.
    Рахл-Ней расположен в плодородной долине в горах. От основного массива канийских владений его отделяют горы Гипата, и здешние края только начали заселяться. После предыдущих владельцев остались лишь руины, в их числе - один из всё ещё работающих порталов, связывающих бывшие провинции джунского государства.
    Сама башня построена канийцами, но она достаточно удобна для моих целей. Прежде всего, я распорядился, чтобы сюда доставили все собранные мной рукописи. Теперь ещё предстояло отправить кого-то в Айрин, чтобы сделать копии документов в королевской библиотеке. Возможно, мне тоже понадобятся ученики, но подходящих кандидатур я пока не видел.
    Мои раздумья по поводу будущих планов прервало появление неожиданных гостей. Если Великий Маг Тенсес мне был знаком, то его спутницу мне встречать не доводилось. Пригласив их в гостевые покои, я приготовился к интересному разговору.
    Тенсес - один из учеников Скракана, фактически являющийся главой Кании. И хотя формально вся власть принадлежит Императору Валиру, голос Великого Мага Кании всегда был решающим в решении любого вопроса. Тенсес сразу начал с главного:
    «Как тебе уже известно», - промолвил он, после обычных церемоний приветствия, когда мы уже уселись за удобный стол, - «некогда у Скракана было два ученика. Я и Незеб. Незеб был мне как брат, но его властолюбие и нежелание договариваться с другими, вынудило меня пойти на всем известный поединок. Он не оставил мне выбора, и после поражения, был изгнан в южные пустыни. Мы тайно следим за ним».
    Конечно, я знал про достопамятную дуэль между двумя Великими Магами людей. Конфликты, подобные этому, были и у эльфов, не зря же первый раскол в Совете произошёл ещё до того, как люди стали полноправной его частью.
    «Незеб многое нашёл в землях юга»,- в разговор вступила спутница Тенсеса, которую мне не доводилось видеть ранее. – «Те края скрывали весьма удивительных созданий. Джиннов, да и не только. Племена, с которыми Незеб вступил в союз, ныне боготворят его, а он, в свою очередь, обучил их магии, и создал собственный Конклав».
    Я некоторое время размышлял, кем является эта таинственная спутница. На ней был длинный серый плащ с широким капюшоном, и её лицо оставалось в тени.
    «Незеб не оставил мечтаний о власти. Бьюсь, рано или поздно, он попробует вернуться в Канию. На этот раз - как завоеватель», - покачал головой Тенсес. – «Мы с Севией», - он показал на свою спутницу. – «Долго думали, как поступить. Незеб не должен получить власть над Канией. Возможно, нам стоит уступить ему часть земель. Пусть играет в мудрого правителя и сам решает проблемы своих подданных. Увидев то, как он правит, его оставят даже самые преданные его сторонники здесь, в Кании».
    «Часть земель, вместе с теми, кто на них живёт?» - я, честно говоря, был удивлен. – «Не думаю, что они хотели бы оказаться под властью завоевателя. Неужели Незеба никак нельзя остановить?»
    «Война неизбежна», - вздохнул Тенсес. – «И как мне не было бы жаль, Незеба вряд ли можно остановить у наших границ. Но вторгнувшись в пределы Империи Кания, он будет вынужден оставлять гарнизоны в захваченных городах, что, безусловно, его ослабит. Кроме того, у меня нет другого средства, чтобы сплотить самих канийцев. Лишь почувствовав угрозу своим владениям, они будут действовать вместе. Иного способа нет, поэтому нам придётся пожертвовать немногими во благо многих».
    Я некоторое время обдумывал эту мысль. Моим соотечественникам она бы никогда не пришла в голову, хотя по большей части те, кто остался жить в Айрине, никогда и не интересовались теми, кто жил за барьером.
    «Незеб», - продолжила Севия. – «Всё ещё собирает свои войска. Он бессмертен, а, следовательно - не спешит. Мы можем подготовиться, и пусть Валир не готов нас слушать, другие Великие Маги в решающий момент окажутся той силой, что его остановит. Впрочем, у нас есть затруднение, и именно поэтому мы решили обратиться к тебе. Есть кое-что, чего Незеб не должен получить. Я говорю об артефакте необычайной силы, который был скрыт в одной из башен».
    Я, конечно же, знал уже об этих артефактах, что и говорить, я даже держал в руках один из них: Ключ Сотворения, бережно хранимый моей учительницей Мэйвэ. Светозарный маяк был доверен Оберону, у самого Скракана был Каменный цветок, знаю также, что один из данных артефактов был найден далеко на востоке в землях орков, где осели некоторые из моих сородичей. Два ключа считались ныне утерянными.
    И вот, ещё один - найден в землях юга. Я всегда полагал, что этих магических вещей больше, ибо некоторые башни были найдены уже взломанными, когда их обнаружили мои проснувшиеся предки.
    «Вы думаете, с этим артефактом Незеб станет намного сильнее?» - спросил я.
    «Иные вещи доставили нам множество неприятностей», - заметил Тенсес. – «В каком-то смысле, я даже рад, что мы избавились от них. Рада и Род, их одержимость, доступные им силы… Всё это пугает. А причиной всему полученные ими артефакты. С ними нужно обращаться как можно осторожнее. Незеб же… никогда не был осторожным».
    С этим я мог только согласиться. Ученик Скракана прослыл опасным безумцем, чьи планы были амбициозны, а средства достижения целей – не всегда чисты.
    «Артефакт необходимо вывезти из южных земель, прежде чем его найдут Незеб и его ученики», - продолжил Великий Маг Кании. – «Я хочу, чтобы ты отправился туда, в земли юга и привёз этот артефакт мне. Севия отправится с тобой, она хорошо знает владения моего бывшего друга. Думаю, Конклав может тебе доверять. Сейчас одно место в Совете свободно - место Незеба, и ты мог бы получить его».

    8 января 2743 года от Сотворения Мира
    Мы покинули Рахл-Ней на рассвете. Могучие львы, создания магии, несли нас вперёд. Путь был далекий, но я надеялся, что древние джунские врата помогут нам сократить его - по моим расчетам один из порталов вел куда-то в пустыню, прямо в сердце владений Незеба.
    Джунские горы - бесконечные цепи вершин, простирающиеся через центр континента, и отделяющие восток от запада и север от юга. Белоснежные хребты перемежаются зеленью долин, в одной из которых и стоял мой новый дом. Именно здесь зарождаются все крупные реки, а у корней гор скрыто множество пещер. Как это непохоже на Айрин, покрытый светлыми лесами, где нет ничего выше небольшого холмов и утёсов на побережье.
    Какое-то время мы молчали, но затем я решил обратиться к своей спутнице, о которой всё ещё не знал ничего.
    «Ты не принадлежишь к числу Великих Магов», – заметил я осторожно, думая, как начать этот разговор.
    «А ты наблюдателен. Что же меня выдало, интересно?» - её голос был полон самого ядовитого сарказма.
    Что ж, я не рассчитывал, что она ответит прямо.
    «Если ты так хорошо знаешь владения Незеба, то, следовательно, южане тебе доверяют и не знают, что ты шпион Тенсеса»
    «Быть может, на самом деле, я - шпион Незеба?»
    Я всмотрелся в её спокойные серые глаза, которые не выражали ничего.
    «Ты шутишь», – сказал я спокойно.
    «Истина относительна. Если ты так любишь историю, то должен это знать».
    «Истина абсолютна. Что-то или было, или нет», – возразил я, не особо раздумывая.
    «Что ж, со временем, ты будешь разочарован. Летописи врут, как и все вокруг. История пишется так, чтобы в ней были свои герои и злодеи, но в жизни нет ни героев, ни злодеев», – Севия сказала это довольно равнодушно, но мне почудилась в её словах какая-то затаённая горечь.
    «Подходящее мнение для... шпиона», – вновь возразил я, начиная закипать.
    Она некоторое время молчала.
    «Что ж, тебе, наверное, доводилось слышать о конце войны с орками».
    «Когда Тенсес и Незеб убили Черепа?»
    «Тенсес и Незеб стояли у лагеря и ждали. Его убила я».
    «Ты?!» - я действительно был несколько ошарашен.
    «Представь себе, пробралась ползком на брюхе к палатке, убила часовых ударами со спины, затем распорола стенку юрты, вошла, нашла жирного старого орка и перерезала ему горло. Не очень-то по геройски?»
    «Летописи и вправду описывают это иначе», – заметил я, всё ещё сомневаясь.
    «Потому что людям нужна не истина, им нужны герои. Красивые сказки, в которых добро побеждает зло. Настоящее... Обычно не слишком красиво».
    «Однако, сами орки считают, что Череп пропал».
    «Его сынок очень боялся, что дележка наследства приведёт к тому, что его прирежут следующим. Так что отдал тело отца шаманам. Те же, предпочли его где-то похоронить в тайне. Клан Северных владел кучей морских судов, на них тело и увезли».
    «Куда?»
    «Этого я не знаю, к тому моменту было уже не до них. Орда сцепилась между собой».
    Пока я думал, что ещё спросить у неё, мы уже подъезжали к порталу. Остальное было за мной – чтобы его активировать, требовались немалые усилия. Именно поэтому порталы не способны пропускать целые армии, а служат лишь средством крайней нужды. Такова была и у нас.

    25 марта 2743 года от Сотворения Мира
    Мы оставили наших львов на той стороне портала – они были достаточно разумными, чтобы самостоятельно вернуться к башне, однако, здесь, в пустыне, они были бесполезны. Севия должна была достать нам какой-то транспорт, вместе с которым нам предстояло долгое путешествие.
    Мне оставалось только ждать её недалеко от небольшого города, рядом с которым и находился этот портал. Конечно, я мог бы пойти с ней, замаскировавшись иллюзией, однако, всегда существовал риск наткнуться на одного из учеников Незеба, а пределов их возможностей я не знал. Оставались и таинственные джинны, о которых рассказывала Севия.
    Где-то спустя пару часов она вернулась с двумя необычно уродливыми созданиями, чем-то похожими на горбатых лошадей. Заметив мой недоуменный взгляд, она передала мне поводья.
    «Верблюды, лучшее средство для путешествия по пустыне».
    Что ж, мне не оставалось ничего иного, кроме как взгромоздиться на это создание и покорно следовать за своей спутницей. В какой уж раз я задумался над тем, могу ли я ей доверять, и не ведёт ли она меня в ловушку? Незеб пытками мог бы выведать у меня многое о деятельности Конклава. Но Тенсес Севии доверял...
    Пока мы ехали, я бросал на неё осторожные взгляды. Моя спутница обладала самой заурядной людской внешностью. В отличие от Вьюнка, которая была красива словно поздняя весна, у Севии лицо я бы не узнал в толпе, настолько оно было обычным и неприметным. Волосы какого-то мышастого цвета, узкие, поджатые и почти бесцветные губы, серые глаза.
    Была ли она близка с Тенсесом? Этого я не мог сказать наверняка. Впрочем, доверительный характер их отношений говорил о многом.
    Знойная пустыня - вот суть всего юга и тех земель, что ныне составляют владения бывшего ученика Незеба. Конечно, далеко на западе лежат болотистые топи, однако, весь юго-восток – это бескрайние дюны вперемешку с выжженными каменными пустошами. Путь от портала к нашей цели был н****зким и передвигаться мы могли лишь ночами, когда пылающий шар солнца скрывался за горизонтом.
    Севия мастерски вела меня от одного укрытия к другому. Её карты содержали в себе записи об оазисах, пустынных колодцах, обо всём том, что нужно, чтобы выжить в этом не гостеприимном краю.

    29 марта 2743 года от Сотворения Мира
    Мы миновали дюны Арава и углубились в каменные пустоши Кандара. Зловещее место, полное обтёсанных ветром скал, в которых пролетающий над ними самум, создавал заунывные завывания, до смерти пугавшие аборигенов.
    Впрочем, хоть я и поначалу надеялся миновать этот участок пути в безопасности, мне довольно быстро стало ясно, что моя спутница вовсе не считает его безопасным. Севия внимательно осматривала каждую странную тень, каждый поворот.
    «Гули», - процедила она, когда мой интерес стал очевиден.
    Странно, сам я не уловил никакого присутствия мертвяков в этой местности. Гули действительно были опасны, особенно, если их много. Эти морфированные представители нежити считались тем, чего следовало избегать при возможности. Несколько поздно я вспомнил, что Кандар в своё время считался проклятым местом. Ещё до преображения эльфов здесь расцвела некромантия, и чернокнижники древнего Хикута вели друг с другом войны.
    Итогом их сражений, в которых они, в конце концов, перебили друг друга, стали армии нежити, не подчинявшийся никому и начавшие медленно расползаться из Кандара в окрестные земли. Эту угрозу удалось остановить только новосозданному Конклаву.
    Мне казалось, тогда Совет, который в тот момент состоял только из эльфов, смог окончательно разобраться с распоясавшейся нежитью. Но выходило так, что кто-то остался...
    Мои размышления на тему ответственности Конклава за происходящее грубо прервали напавшие гули. Я не успел и глазом моргнуть, как ущелье словно вскипело от уродливых тел этих созданий.
    Севия, достав короткий клинок, что-то крикнула, но я не разобрал что... Мои заклятья уже пришли в движения, выученным жестом я воздвиг огненную стену, отрезавшую большую часть врагов, затем тут же обрушил на оставшихся каменный град. Довершило разгром облако сильнейшей кислоты, от которого от ближайших камней повалил дым. Гули, поняв что перед ними не решившие срезать путь купцы, тот час же убрались. Следующим же движением я создал мощный порыв ветра, затушивший огонь и разогнавший ядовитое облако.
    Обернувшись к своей спутнице, я заметил на её лице лёгкое удивление, которое она постаралась тут же скрыть.
    Убрав клинок, она ничего не говоря, села на своего верблюда и поехала дальше. Улыбнувшись про себя, я последовал за ней. По всей видимости, гулям хватило ума не преследовать нас больше, и к закату мы проехали через горы на очередную пустошь.
    «Вероятно», - все-таки попробовал начать разговор я. – «Это не единственная нежить, что можно встретить здесь».
    Севия какое-то время молчала, потом сказала:
    «Не единственная. Но бояться стоит не только её».
    Она пустилась в долгий разговор о существах юга. Сиранисы, албасты, мираджи и каркаданны... Через какое-то время разговор у нас перешёл на другое.
    «Тенсес и Незеб - это лёд и пламя, вода и песок. Во всём различные, они могли оставаться лучшими друзьями. Однако было кое-что, что их разделило».
    «Кое-кто», - догадался я.
    «Верно. Я могла быть с кем-то, но не с обоими вместе. Разделила, а конце концов, их власть, но первая трещина легла благодаря мне».
    Я, честно говоря, не знал, что ей сказать. Эти канийские интриги мне представлялись весьма запутанным делом. Севия смотрела на этой со своей стороны, но, вероятно, правда была чуть сложнее. И все-таки, из каких мелочей складывается поток истории…
    Моя спутница тем временем переключилась на нашу будущую цель:
    «Они называют это башню «Столпом Огня». Незеб уже пробовал подступиться к ней и ушёл ни с чем. Он выставил стражу, которую мне не удастся убедить нас пропустить. К счастью, сам он сейчас уже не в этих землях. Его присутствие было необходимо в другом краю, так что у нас есть шанс достать то, что мы хотим».
    К тому моменту, когда солнце село, мы оказались за пределами Кандара. Впереди были земли народа Зэм, и с вершины плато, на котором мы стояли с Севией, была видна длинная лента Этера, разделяющая пустыню. Нужная нам башня была где-то там, среди мёртвых руин.
    Мы остановились на последнюю ночевку. Меньше дня до цели, и никто не может предсказать, что нас там ждёт. Незеб оставил стражу, но ни её размер, ни состав не были известны.
    Я расстелил свой плащ, и лег на каменистую землю, разглядывая звезды в вышине. Взгляд нашел то созвездие, о котором говорил Скракан. Любопытно. Интересно, каким образом изучение звёзд свело Великих Магов с ума? Мои размышления были грубо прерваны Севией, которая внезапно плюхнулась на меня, и впилась мне в губы поцелуем. От неожиданности я чуть не отпихнул её, но вовремя сдержался. Её губы были солены, словно пески пустынь. На нас смотрели только звезды в вышине.

    30 марта 2743 года от Сотворения Мира
    Утром она встала, и как обычно стала быстро собираться. В ответ на мой смущённый взгляд, она лишь пожала плечами.
    «Поспеши, нам нужно добраться до Столпа Огня как можно быстрее».
    Мы продолжили свой путь. Если до этого дня мне почти не встречались руины цивилизации Хикута, то эта речная долина была вся уставлена ими. Насколько я понимал, до сих пор было очень мало желающих поживиться тем, что осталось после гибели их цивилизации. Но для Незеба не существовало запретов. Он присвоил себе ничейные земли и всё, что было на них.
    Прошедшая ночь заставила меня чуть иначе воспринимать отношения Севии и Незеба. Этот сложный узел противоречий, который переплетался с Тенсесом, теперь включал и меня. Но чего на самом деле хочет моя спутница и кому служит?
    В моей жизни хватало загадочных девушек, таких как, Вьюнок, но Севия... И если Вьюнок действительно не знала кто она такая, то Севия скрывала слишком многое.
    Даже сейчас можно было гадать: чего именно она хочет? Является ли она двойным или тройным агентом? Верна ли она Тенсесу, или действует в интересах Незеба? Для чего ей передавать нам этот опасный артефакт? Возможно, мы должны себя погубить, воспользовавшись им?
    Точно я ничего не знал, но заранее был готов к любым неожиданностям. Перед тем, как оставить верблюдов и двинуться дальше, я потратил час, зачаровывая себя и Севию, сделав нас полностью невидимыми и неслышимыми никем из обычных людей. Лишь кто-то из Великих Магов мог нас обнаружить.
    Мы шли через руины, обитатели которых были мертвы вот уже несколько столетий. В этом погибшем городе, Сар-Ираме, бывшем одной из столиц Хикута, было необычайно тихо, и, как говорят, даже звери обходили его стороной.
    Конечно, никакое проклятье не способно отпугнуть жадных людей, падких на сокровища. И следы деятельности воров были видны повсюду. Расхищая всё мало-мальски ценное, они постепенно превращали историю этого места в ничто. Где-то вдалеке мы видели огромные пирамиды, нависавшие над остальным городом. Похоже, лишь они переживут грядущие века.
    Наконец-то, пред моим взором показалась башня, медленно, но верно, её верхушка стала вырастать над домами и горами песка, что постепенно засыпал улицы.
    «Столп Огня», - как-то даже торжественно произнесла Севия, когда въехав на очередной холм, мы увидели её целиком, от вершины до основания. Вокруг башни, стоявшей посреди площади, виднелись палатки, а вокруг них вились, словно муравьи, люди - стражники из присягнувших Незебу племён.
    «Что будем делать?» - спросил я.
    «Подождём» - процедила Севия. – «Эти олухи слишком беспечны. Незебу стоило взять моих людей».
    Она была права, вскоре после заката лагерь по большей части заснул, а выставленные ими часовые беспечно болтали друг с другом.
    Медленно, но верно мы двинулись к башне. Её врата были сломаны – похоже, сам Незеб не так давно разнёс старые камни в крошево. Но, как я понимал, главного он найти не сумел.
    Стоило нам войти, как Севия сразу свернула куда-то вбок, увлекая меня за собой. Мы шли бесконечными коридорами, то спускаясь, то вновь поднимаясь по лестницам. Без своей спутницы, я бы очень быстро потерялся, но она знала куда идти.
    Наконец, после очередного поворота мы упёрлись в тупик.
    Севия тут же стала шарить руками по барельефу, и что-то, видимо, нащупав, нажала на невидимый мне пружинный механизм. Каменная стена дрогнула, посыпался песок и затем недвижимый с виду монолит все-таки стал вращаться, пропуская нас во внутреннюю комнату.
    Я сразу ощутил исходящее сияние от артефакта, располагавшегося в самом центре залы. Эта мощная магическая аура пробивала даже мою защиту.
    Теперь дело было за мной. Сотворив множество щитов, я медленно стал тянуть лежавшее сокровище к себе. На моё удивление, никаких ловушек не сработало. Этот предмет мог забрать любой вошедший сюда.
    Схватив горячий предмет в руки, я сразу спрятал его в заплечную сумку. Не мешкая, мы поспешили к выходу из башни. Увы, дальнейшее было не столь простым, и стоило мне переступить порог, я услышал необычайно громкий рёв.
    «Джинн!» - только и крикнула моя спутница. От лагеря к нам уже бежали слуги Незеба, вооруженные кривыми ятаганами.
    Я вновь сотворил щит, защищаясь от молнии, посланной джинном, и лихорадочно принялся думать, что делать дальше. Джинн был силён. Я полагал, что все-таки справлюсь с ним, но на это требовалось время, а кто знает – не призовёт ли он сюда своих друзей, с Незебом заодно?
    К счастью, от того, чтобы ещё воевать и с угра я был избавлен, Севия, закрыв лицо, выступила им навстречу. Она, не раздумывая, кинулась навстречу двум дюжинам человек. Я не мог уследить за её движениями - Севия двигалась невероятно быстро, плавными, перетекающими движениями. Её клинки били без промаха, отточенные лезвия резали стражников, не оставляя им никаких шансов.
    Я отразил очередную атаку ревущего где-то в вышине джинна, и неволей потянулся магическим взором к своей сумке. Артефакт, среагировавший на наше сражение, стал горячим, точно уголь из костра. Из него бил поток энергии, который было так легко зачерпнуть...
    Невольно я сделал это и сам ужаснулся тому, что произошло. Выброс чистой энергии первостихий испепелил джинна, и поднял песчаную бурю вокруг нас. Но в тоже время, я сразу почувствовал, что ко мне обратились взоры других Великих магов. Удивленные, растерянные, гневные. Среди них был и Незеб. Времени у нас было очень мало.
    От артефакта тянулась невидимая глазу волшебная нить, ведшая куда-то на север. Кажется, к Рахл-Умойру. Отлично. Схватив за руку Севию, которая уже еле стояла на ногах от свирепеющего вихря из песка, я зачерпнул столько мощи, сколько смог и сотворил заклятье перемещения, ориентируясь по волшебной нити.

    16 мая 2743 года от Сотворения Мира
    Сложно даже представить себе мощь артефакта, что лежал передо мной. Стоило лишь коснуться его чарами, как вокруг всё словно начинало звенеть, содрогаясь от заключённой в этот алый камень мощи. Неведомые силы, казалось бы, заключили всю мощь первостихии в малое зёрнышко, словно в какой-то момент оно должно раскрыться, выпустив то, что заключено в нём наружу. Потенциальная мощь манила. Такой, должно быть, обладали Великие Драконы в зените своего расцвета. Я попытался сосредоточиться и, используя некоторые приёмы из арсенала оракулов, создал своего мысленного двойника, который, в свою очередь, уже потянулся отражением моего разума к «Зерну Первостихии».
    Я видел артефакт, словно сплетённый из множества тончайших нитей, его материальность была лишь кажущейся, но на самом деле он был лишь овеществлённой силой. Я задумался - видела ли тоже самое моя учительница? И другие Великие Маги? Приглядевшись, я увидел, что часть нитей тянется прочь, куда в невероятную глубину нашего мира. Проследовав взглядом моего двойника за ними, я увидел ещё больший клубок, скрытый в пространстве, которое само, казалось бы, было многократно скомкано и свёрнуто. Точно лист бумаги, который раз за разом складывают вместе. Мне было даже страшно представить, какая сила заключена в самом клубке, потому что каждая нить, что была вплетена в него, содержала магии больше, чем мог использовать весь Конклав Великих Магов. Эта невероятная сила не принадлежала никому. Нити опутывали лей-линии, сходящиеся и пересекающиеся в местах, где находились клубки. Всё это походило на огромную сеть, что накинута на наш мир.
    Мои изыскания прервал вошедший Тенсес. Он уже довольно давно гостил в Рахл-Умойре, оставшись и после того, как Севия сухо распрощалась с нами обоими и отбыла куда-то.
    «Невероятно», – сказал я ему спустя некоторое время.
    Великий Маг улыбнулся.
    «Одна из тайн нашего мира. И никто не ведает, откуда они взялись».
    «Кто-то дал нам невероятную мощь. Просто так. Ничего не потребовав взамен?»
    «Ты говоришь моими словами. Боюсь, что однажды этот долг с нас спросят. С процентами».
    Я согласно кивнул.
    «Зная, что случилось с Родом и Радой, зная, что произошло с Канааном, я думаю, что нам лучше их оставить. Спрятать. Скрыть понадежнее. До тех пор, пока мы не решим, что готовы. А если мы сейчас стоим на пороге войны с Незебом, то тем более – это средство не должно использоваться как оружие. Мы вернемся к нему, когда наступит мир. Неважно, сколько придётся ждать».

  2. #2
    Аватар для Azurell86
    Ветеран Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию Azurell86 имеет безупречную репутацию
    Регистрация
    14.04.2011
    Адрес
    Крыжополис
    Сообщений
    825
    Репутация
    2916
    Огромное спасибо ))) а то я не сторонник гуляний по каналам ютьюба

  3. #3
    Аватар для Darubai
    Бродяга Darubai печально известен в этих местах
    Регистрация
    31.03.2022
    Сообщений
    4
    Репутация
    10
    Спасибо! Можно было конечно и сразу опубликовать текстом все! Не всем интересно тратить время на серфинг по Ютьюб каналам. Тут еще многие читать умеют и любят!

     Ответить в теме

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения